За гранью понимания

Андрей Ермаков

Весеннее обострение никого не щадит. До прихода марта  я считал себя в меру образованным человеком и хоть отчасти, но соответствующим должности главного редактора рыболовной газеты. Наивный! Я и не предполагал, какое разочарование в собственных способностях ждет меня впереди.

А всему виной паводок. Точнее, его отсутствие как такового. Я  был уверен, что то количество снега, которое насыпало этой зимой, неминуемо приведет к полномасштабному разливу.

Да и не только в снеге дело. Осенью земля напиталась влагой. В ноябре почва под воздействием сильных морозов успела хорошо промерзнуть. Дальше на территории области выпало рекордное количество снега. А потом пришла  хоть и ранняя, но дружная весна.

Казалось, пасьянс сошелся. В кои-то веки события развивались по максимально благоприятному сценарию. И при этом они выстроились в единую цепочку. Не хватало только одного звена – хорошего паводка.

Ан, нет!  В считанные недели снег будто испарился. Даже ручьи толком не текли.  Был снег, и нету.

Дон было поднялся на пару метров. Но тут же вода начала падать. Шиловский понтон развели. Но буквально через пару дней вернули в рабочее состояние. Хопер и Воронеж поднялись на метр. На Битюге ситуация чуть получше. Но все равно до идеала еще очень далеко. Даже малые реки, которые первыми реагируют на обильное снеготаяние, толком не разлились.

В общем, я понимаю, что ничего не понимаю. Точнее, мой мозг отказывается воспринимать всю эту ситуацию.

Понятно, что теплые дни чередовались с морозными ночами, за которые вымерзало все,  что подтаивало в светлое время суток. Также логично было бы предположить, что  полуметровое снежное покрывало, укрывшее этой зимой Воронежскую область, выступило в роли тепловой подушки, под которой оттаяла почва.  Соответственно, вся вода ушла в землю, словно в губку. Но даже с учетом этих факторов  столь слабый подъем воды – это нонсенс.

Даже  Госгидромет обещал, что Россию ждет сильнейшее за сто лет половодье.

Мол, тепло, характерное для середины весны, и активное таяние снегов – факторы, которые способствуют подъему уровня рек. Талой воде просто недостаточно времени, чтобы испариться, и она вся вольется  в реки.

Ну, и где это все? Впрочем, доверять сообщениям синоптиков – это, по нашей жизни, последнее дело.

Нет, хоть реальные факты говорят об обратном, а я продолжаю верить, что разлив у нас будет. С севера ли придет большая вода, имеющая свойство немного запаздывать? Или откроются местные родники, которые дадут необходимую подпитку рекам? В любом случае столько талой воды не могло исчезнуть бесследно.

Да и потом.  Природа уже наглядно показала нам, что мы безнадежно далеки от понимания сути процессов, происходящих в ее мире. Так почему бы ей не сделать это еще раз, и не подарить нашим рекам разлив? Причем  в тот самый момент,  когда мы после,  опять-таки, логических  умозаключений смирились с тем, что его не будет.

«Клёвая тема», №3 (95), март 2017