Колесо судьбы. Случай на спущенном пруду

Виктор Никитин

Весна, еду на своей старой «девятине» по просторам среднерусской возвышенности, любуясь красотами природы. Немного портит настроение только странный стук из-под капота, причину которого, в силу автотехнической безграмотности, самостоятельно я выяснить не мог.

Впереди показывается деревенька, довольно большая, на окраине паркинг, где расположилось штук семь фур, вокруг которых оживленно снуют дальнобойщики, размахивают руками и что-то обсуждают. Вот, думаю, у них и спрошу, что в движке колбасит и какова вероятность достижения цели своим ходом.

Останавливаюсь, подхожу к мужикам и наблюдаю такую картину. Внизу за обочиной (а нужно сказать, что дорожная насыпь довольно высокая, хоть и не особенно крутая), метрах в двадцати от дороги располагался пруд. Точнее, прудом он был, наверное, в прошлом, а сейчас это были сантиметров десять относительно чистой воды, а под ней жидкая грязь, но тоже не особо глубокая.

Чем вызвано такое обмеление, сказать не могу. Скорее всего, плотину сорвало по весне, и от водоема осталась только лужа.  Но самое интересное в том, что эта лужа  буквально бурлила от рыбы. И  среди всего этого безобразия в паре метрах от берега стоял  водила в бродовых
сапогах и с закатанными до локтей рукавами, и что-то там искал.

Вдруг, буквально на моих глазах, мужик разгибается и с  криком «Есть!» достает довольно жирного, хоть и грязного карася. Вот это рыбалка! И сколько же их там плавает?!

А у мужиков азарт, глазки горят, суетятся у берега, советы рыболову дают, дескать, каким пальцем карасю куда тыкать, чтобы лучше ухватить за жабры. Минут через пять рыбак  объявляет, что, мол, для повышения производительности лова надо увеличивать радиус охвата, а для этого необходимо найти,  на что встать. Потому как грязи уже по пояс.

Тут же на поиски пьедестала отправляют наиболее молодого и резвого Санька.  Санек, наверное, был парень без гонок, потому что поднялся на обочину и снял с первой попавшейся фуры запаску.

Дальше возникла проблема – как ее доставить до места с минимальными затратами времени и сил. Решение нашлось сразу – самоход или самокат. Санек в голове прикинул угол и скос наклона, встречный ветер, инерцию качения и выставил колесо прямо напротив рыбака (Гоша, его так звали) вверху на паркинге.

Когда приготовления были завершены, состоялся такой диалог:
— Гоша, я тебе сейчас это колесо спущу, а ты его лови, укладывай поглубже и смело на него становись.
— Санек, ты че?..  (в смысле – не слишком ли рискованная затея?)
— Да ты не… (не переживай, я все просчитал).

Дальше, не теряя времени, Санек дает колесу смачного пинка, и оно отправляется в нужном направлении. Слегка офигевший Гоша смотрит, как на него, ускоряясь, катится колесо от супер-МАЗа  с кованым диском, но панике не поддается. Наверное, прикинув, что в грязи инерция колеса угаснет, Гоша окончательно успокаивается и расставляет руки в картинном
жесте «ловлю-ловлю». Так зовут в объятия девушек или просят ребенка кинуть мячик.

Расчет Санька был верен, колесо, набрав нужную скорость, двигалось точно на Гошу, но тут случился форс-мажор в виде лежащего на берегу камня средних размеров. Налетев на него, колесо подпрыгнуло и, описав красивую дугу, прилетело точно туда, куда просил Гоша, то есть на грудь.

Гоша, наверное, был для колеса не особенно значительной преградой, поскольку оно продолжило падение в грязь уже вместе с ним. Дальше вскрик «Сволочь!» и мощный всплеск.

Воды сошлись, наступила тишина. Кажется, замерли даже караси.

Через пару секунд в полной тишине показалась рука, голова, и на свет появился Гоша в образе грязевого монстра.

Ему уже не хотелось карасей, ему хотелось Санька. Сначала многократно вступить с ним и всей его родней в сексуальную связь, а потом попасть в саньковское далекое прошлое и посоветовать его маме прервать беременность, о чем Гоша тут же заявил всем собравшимся и получил на это негласное одобрение.

Санек понял все, расстояние между ним и Гошей было примерно такое же, как и до его фуры. Но скорость Санька в сравнении с Гошиной, который карабкался наверх, разбрызгивая комья грязи, была гораздо выше.

Я еще не видел, чтобы груженый «КамАЗ» так быстро выворачивал со стоянки. Обошлось без жертв…

«Клёвая тема», №3 (95), март 2017